Films to die for. Part 2. Breaking Bad
А. Смакинберг 11 января 2017 215

Faccia a faccia (1967, Италия, режиссёр – Серджо Соллима)

Дано: больной раком лёгких в терминальной стадии профессор (ничего не напоминает?) в исполнении Жан-Мария Волонте решает отойти от дел и провести последние месяцы жизни вдали от цивилизации. С этой целью он отправляется на Дикий Запад (не самая удачная идея), где по стечению обстоятельств помогает бежать известному бандиту (Томас Милиан). Последний берёт его с собой, и вместе они пускаются в одиссею по выжженной испанской пустыне, которая исполняет роль Дикого Запада. По ходу дела профессор постепенно теряет свои либеральные убеждения и цивилизованность, превращаясь по сути в пещерного человека (правда, исключительно хитрого и образованного). В итоге бывший преподаватель занимает высшее место в иерархии банды, которое раньше принадлежало герою Милиана, искренне охреневающему от метаформоз попутчика.

vlcsnap-2012-08-23-02h27m52s128

Что получилось?

Не скрою, спагетти-вестерн – одна из моих главных слабостей в кино. Ни в одном другом жанре не встречается таких проблесков случайной гениальности, как в мире макаронного запада. Не хватающие звёзд с неба режиссёры, штампующие по 2-3 фильма в год, внезапно снимают кино, после просмотра которого долго не можешь прийти в себя, думая «Блин, как это у них получилось?».

«Лицом к лицу» – возможно самый характерный пример этого явления. Взяв за основу историю Доктора Джекила и мистера Хайда о хтоническом, скрытом за цивилизованностью, и стоит поместить интеллигента в первобытные условия, как все «твёрдые»» убеждения моментально канут в лету, режиссёр укладывает в менее чем два часа экранного времени историю, на которую Винсу Гиллигану потребовалось 5 сезонов, а Фрэнсису Форду Копполе 18 лет и 10 часов суммарного хронометража. Причём сделал он это естественно, бодро и динамично. Серьёзно, если выбирать образцово-показательную историю о превращении протагониста в антагониста, я предпочту не лишённому проблесков гениальности, но откровенно скучному «Крёстному отцу» этот фильм.


Почему получилось так круто?

Голливудские режиссёры даже в благословленные семидесятые были ограничены, как требованиями рынка и вкусами публики, так и собственными внутренними демонами – необходимостью следовать классической повествовательной традиции и постоянно оглядываться на классиков, невольно заимствуя вместе с гениальными находками ставшие архаичными приёмы. На этом фоне режиссёры спагетти-вестернов выглядят молодыми отморозками, которым никакой закон не писан. Публика? Что публика? Вот вам лошади и пустыня. Пришёл на вестерн – получи вестерн. Традиции? Какие традиции? Мы – итальянцы, главная кинонация в мире, неорелизм придумали, сами как-нибудь разберёмся, что можно показывать, а что – нет. Конечно, у подобного подхода есть и издержки – откровенного порожняка наснимали не мало, но «Лицом к лицу» – эталон, как можно снять злой, стильный и умный жанровый фильм в стеснённых условиях. «Лицом к лицу» – ещё и свободный фильм, что в настоящее время особенно ценно. Он не боится оскорбить зрителя, хотя и не ставит перед собой такую цель.

Понравилась статья? Поделись с друзьями
0 0 0
Будь в курсе, подписывайся
на рассылку

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности

Оставьте заявку
Заполните форму, чтобы мы могли с Вами связаться. Мы ответим на все вопросы, составим индивидуальный план для дальнейшего сотрудничества.